Вице-президент Acer – о стоимости ремонта ноутбуков и Android вместо Windows

Эммануэль Фромонт. Фото: acer.com

Какими будут компьютеры будущего? Почему рынок ПК опять начал расти? Как киберспорт и игровая индустрия помогли компьютерным вендорам? Почему ремонт ноутбуков стоит так дорого? Об этом и многом другом – в интервью вице-президента Acer и президента компании в региона EMEA Эммануэлем Фромонтом.

– По данным агентства IDC, в 2017 году на рынке персональных компьютеров впервые за много лет наблюдается более или менее устойчивый рост. Почему? Что случилось в этом году?

– Если вы посмотрите на прогноз IDC на следующие пять лет, то увидите, что в течение этого периода рынок будет оставаться примерно таким же. На некоторых рынках еще может наблюдаться небольшой спад, но российский рынок – один из тех, для которых в следующие пять лет будет характерен рост и при этом достаточно существенный, примерно на 4 – 5 процентов в год. Лично я считаю, что это вызвано резким падением рынка, которое наблюдалось с 2010 года.

Общий объем продаж ПК упал с 3,5 до 2,5 миллиона штук, но при этом, конечно же, компьютеры по-прежнему нужны. Частично их заменили планшеты и телефоны, но тем не менее, если вам нужно работать с офисными приложениями, если вы работаете с контентом – в частности, над его созданием, то вам все равно нужен компьютер и его рано или поздно нужно обновлять. Вторая причина, как мне кажется, заключается в появлении нишевых ПК: игровые ПК, ноутбуки-трансформеры, ноутбуки 2-в-1, продажи таких моделей будут расти.

В общем, даже если продажи традиционных ноутбуков продолжат падать, то все эти новые сегменты, которые я упомянул выше, вытянут рынок. Кроме того, стоит учитывать такие продукты, как Cloudbook – ноутбуки начального уровня. Эти устройства, ориентированные на облачные сервисы, становятся все более популярными. Они будут использоваться все больше и больше и способствовать развитию рынка.

– Mногие эксперты считают, что будущее за технологией виртуальной реальности. Microsoft, Sony, Google, Nvidia и даже Apple показывают VR на своих последних презентациях. Что нужно для выхода этой технологии на массовый рынок?

– Первоочередное и основное – это контент. Без него невозможно развитие новых технологий. Именно так развивались VHS, Blu-ray, 3D. Сначала необходимо создать новый привлекательный контент под технологию – игры, фильмы, даже приложения под офисные задачи.

Во-вторых, необходима поддержка технологии на менее мощных ПК. Рассмотрим high-end VR: вам недостаточно купить очки за 400 долларов, для них еще потребуется мощный компьютер примерно за 3000 долларов. В этом случае VR – все еще игрушка для гиков. В случае с Gear VR не требуется ПК, вы просто помещаете свой телефон в Cardboard (речь идет о Google Cardboard), но и качество будет на более низком уровне. С моей точки зрения, для того чтобы быть успешной, технология VR должна потреблять меньше машинных ресурсов. 

Фото: m24.ru/Александр Авилов

В-третьих, конечно же, удобство в использовании. С проводами не должно быть проблем. Сейчас для подключения устройств виртуальной реальности требуется два-три провода, причем во время их использования ваши движения должны быть очень осторожными

– То есть VR-устройства должны быть более дешевыми, более совершенными и более эргономичными?

– Да. Думаю, что дело именно в этих трех факторах. Но вопрос с контентом уже решается и когда появится действительно много разнообразного качественного материала, думаю, пользователи сразу поймут, почему мы уделяем так много внимания этой технологии. 

То же касается и вопроса доступности. К примеру, если посмотреть на Microsoft HoloLens, то для их использования уже не нужен мощный игровой ПК. Можно взглянуть на рекомендации Microsoft касательно спецификаций. Думаю, что такая поддержка доступна для достаточно стандартных ПК. Далее – эргономичность. Мне кажется, здесь все то же самое. Вы видели модели Microsoft, Acer.  Для их работы уже не нужна дополнительная камера, она встроена в шлем. Нужен только один провод для подключения к ПК. То есть прогресс не стоит на месте и я считаю, что вскоре технологию VR ждет огромная популярность. Возможно, еще некоторое время рост будет незначительным, но затем начнется настоящий бум. Предположу, что это произойдет в течение следующих двух–трех лет. 

– Видеоигры – один из самых динамично развивающихся сегментов IT-рынка. В течение последних пяти лет этот сегмент характеризовался очень быстрым и стабильным ростом. Могут ли производители ПК использовать популярность игр, чтобы заинтересовать пользователей своими продуктами?  Конечно, вы (и не только вы) уже этим занимаетесь, у Acer есть игровая ПК-линейка Predator, включая несколько игровых ноутбуков, но может быть что-то еще?

– Я понимаю, о чем вы говорите. Все это действительно так. Появление новых игр, нового контента двигает компьютерную индустрию вперед. Больше всего это тренд касается киберспорта, но не только его. Игры становятся все более сложными и геймерам требуются все более мощные ПК с высочайшими характеристиками. Это просто необходимо для успеха. Например, если вы играете в FIFA 17, у вас будет одна и та же копия игры, что и у остальных геймеров. Что еще, кроме таланта и мастерства может помочь вам превзойти соперников? Только ваш ПК и классная периферия (мышь, клавиатура). То есть "железо".

Фото: m24.ru: Лидия Широнина

Понимаете, в некоторых играх огромное значение имеет качество картинки на экране, скорость работы, отсутствие лагов. Поэтому геймерам просто необходимо первоклассное оборудование. Оно им нужно, чтобы побеждать. Новые технологии для ПК появляются каждый квартал. И они постоянно совершенствуются в отличие от игровых консолей, которые модернизируются, возможно, раз в два-три года.

Также на рынок постоянно выходят новые технологии: например, отслеживание движений глаз в игре (технологияTobii). Такие новинки только повышают спрос. Именно поэтому чем быстрее развивается игровая индустрия, тем выше интерес к игровым ПК и компьютерному оборудованию. 

– Нас часто спрашивают читатели, почему после гарантийного срока обслуживание ноутбука стоит так дорого? Иногда ремонт оценивается в половину нового устройства. Может, это задумка производителей? Может быть, так они хотят стимулировать продажи новых моделей? Что вы скажете об этом?

Во-первых, отмечу, что мы делаем все возможное, чтобы создавать самые лучшие ноутбуки; чтобы они не ломались и не нуждались в ремонте. Мы верим, что будущее компании зависит от того, насколько счастливы ее клиенты. Если клиенты недовольны, значит, что-то не так с выбранной стратегией. Мы постоянно работает над качеством продукции – чем дольше служит ноутбук, тем лучше. 

Но, если что-то все же ломается, что для того, чтобы отремонтировать ваше устройство за 4-5 дней, в любой точке мира должны быть доступны необходимые запасные детали. То есть речь идет о довольно сложной логистической задаче. Если у вас старый ноутбук и вы хотите его отремонтировать, заменив материнскую плату, которой уже три года и которая уже не выпускается, такая плата должна быть в наличии на складе. Нам приходится утилизировать огромное количество материнских плат. Сложная логистика и хорошее обслуживание стоят дорого: работа специалистов, доставка, наличие нужных запасных деталей. Поэтому если вдруг наш ноутбук ломается, нас это совершенно не радует. Нам важно, чтобы наши клиенты были довольны.

Фото: ТАСС/YAY

И еще. Обратите внимание на одну причину, по которой за последние пять лет темпы развития индустрии снизились, есть даже определенный спад. Это связано с ростом качества. Если вы возьмете ПК, выпущенные пять–шесть лет назад, многие из них до сих пор достаточно неплохо работают. К примеру, вы меняете свой iPhone или Samsung каждые два года (они устаревают, ломаются, теряют товарный вид), но на мое предложение купить новый ноутбук  вы ответите: "Нет-нет. Мой старый компьютер все еще хорошо работает".

– Почему до сих пор нет лэптопов на базе Android? Производителям ПК это не интересно?  Многие пользователи ведь думают: "Как было бы здорово, если бы и на ноутбуке, и на смартфоне была одна ОС. Начал работать на одном устройстве, продолжил на другом, все синхронизируется автоматически, красота".

– Есть несколько моментов. Во-первых, у Acer были продукты на базе Android. Если точнее, было несколько моделей моноблоков на базе ОС Android, которые не пользовались большим спросом. Но мы можем вновь начать их выпускать, если увидим интерес пользователей. Кроме того, еще есть феномен хромбуков. Acer — мировой лидер по их выпуску хромбуков, на нашу долю приходится 40 процентов рынка. Вы знаете, что в хромбуках появилась возможность устанавливать приложения Google Play, при условии, что у вашего хромбука сенсорный экран. Ожидалось, что эффект будет колоссальным. Пока дела идут достаточно неплохо, но огромного скачка в спросе не произошло. Я считаю, что в плане эргономики Android идеально подходит для планшетов и смартфонов, но при использовании большого экрана с клавиатурой и прочим – с традиционной десктопной ОС можно сделать больше.

– Вы упомянули хромбуки. О них и будет следующий вопрос. Они очень популярны в США, но не в России и Европе. С чем это связано? Почему на американском рынке они продаются очень хорошо, чего не скажешь о России и Европе?

– Думаю, это связано с тем, что в Америке они активно используются в образовании. То есть, школьные программы, контент, экзаменационные тесты — все это разрабатывалось под хромбуки. В результате на рынке возник эффект ореола, и хромбуки прочно вошли в образовательный процесс. Основным критерием для их использования в этой сфере стала общая стоимость владения. К примеру, если в школе тысячи детей, то управлять тысячей хромбуков проще, чем тысячей традиционных ПК. Это стало первым шагом к росту популярности этих устройств. Затем люди привыкли к ним, и они стали очень популярны. Это первая причина. 

Фото: google.com 

Вторая причина состоит в том, что хромбук требует наличия постоянного доступа к широкополосному интернету.  В России он есть не везде. Так например, если говорить о планшетах: в России модели с 3G гораздо популярнее, чем только с Wi-Fi. 

Затем, конечно же, нужно упомянуть контент для Сhrome OS. Он должен быть доступен на местном языке, но не для всех стран поддерживается локализация и не думаю, что в Google активно занимались этим вопросом. Они предпочли идти постепенно: сначала США, затем Великобритания, затем страны, в которых английский язык очень распространен, такие как ЮАР. Мне кажется, что пока их не очень интересует вывод хромбуков на все мировые рынки.

– И еще один вопрос касательно ноутбуков. Как вы считаете, что ждет их в будущем? Сейчас существует несколько сегментов: игровые, офисные, портативные ноутбуки, домашние мультимедийные ноутбуки с большими экранами.  Такая сегментация будет продолжаться и дальше или, возможно, в силу роста процессорных мощностей появится единый форм-фактор, подходящий для всех задач? 

– Думаю, что и сегментация не исчезнет и устройства станут более универсальными. Если вы взглянете на графики от IDC, построенные на основе данных за несколько лет, то увидите, что за последние пять лет четко прослеживается один тренд: в настоящее время продолжают развиваться устройства новых типов – ноутбуки 2-в-1, трансформеры, игровые ноутбуки, хромбуки, клаудбуки. Их число растет и продолжат расти.

Я уверен, что прогресс будет идти в том же направлении и вскоре один ПК будет сочетать в себе несколько устройств. У нас уже появился новый большой сегмент начального уровня, в котором представлены ноутбуки, клаудбуки и хромбуки. Эти устройства могут быть менее мощными, но при этом будут иметь такие возможности, как поддержку искусственного интеллекта и облачных технологий. То есть в какой-то мере мы получим компьютерные терминалы.

Взгляните на свой смартфон. Как много задач вы можете на нем выполнить, хотя процессоры телефонов все еще не могут сравниться по мощности с Intel Core i5/i7. Тем не менее телефон обладает огромным количеством функций. Почему? Потому что в облаке поддерживается масса интеллектуальных функций. Облачная инфраструктура, искусственный интеллект — все это окажет свое влияние на развитие базовых моделей в начальном сегменте, в среднем и вплоть до hi-end сегмента. Произойдет развитие в сфере сенсорных приложений, электронных чернил. Вы сможете писать на экране своего ПК, разговаривать с ним, он будет распознавать движения ваших глаз и все лицо в целом — и все это во время игр. 

Тем не менее для топовых ПК вам все равно понадобятся мощные процессоры и производительные видеокарты. Да и традиционные ПК, как мы уже говорили, никуда не исчезнут. Честно говоря, традиционные ПК ничто не может заменить. Думаю, так будет и дальше. Возможно, появятся новые категории продуктов, которые, займут свои ниши на рынке.

– Последний вопрос будет про Acer. Когда три–пять лет назад стало ясно, что рынок ПК больше не будет так быстро развиваться, как в девяностых и нулевых, Acer, как и другие компьютерные вендоры, пошла в mobile. Вы сделали свои смартфоны и планшеты. Однако смартфоны Acer не произвели большого эффекта, а рынок планшетов вообще стагнирует в целом. В каких направлениях вы видите возможности для дальнейшего развития компании?

– Во-первых, на рынке продолжается консолидация, а в сегменте ПК уменьшилось количество игроков, да и сам рынок начал стабилизироваться. Я считаю, что на нем все еще есть много возможностей для его участников. Мы в корне изменили нашу стратегию: пока рынок рос, мы были целиком сконцентрированы на его доле, наращивая объемы, снижая стоимость производства за счет этого, получая прибыль за счет масштабирования бизнеса и снижения издержек. Мы достигли признания и воспользовались этим. Когда стало понятно, что рынок больше не развивается, первое, что мы сделали – полностью сфокусировались на перспективных сегментах: игровых ноутбуках, ноутбуках 2-в-1, сенсорных устройствах и т.д. Сейчас мы уже видим результаты.

Мы находимся впереди в сегменте хромбуков, набираем обороты в сегменте геймерских ПК. Безусловно, мы не стремимся достигнуть роста в 25 процентов только за счет ПК. Мы также планируем большие инвестиции в технологию виртуальной реальности. Как вы знаете, мы занимаемся производством hi-end VR-шлема – StarVR, которые мы выпускаем вместе с одной шведской компанией. Да, речь идет о небольших объемах, ведь мы делаем B2B продукт для кинотеатров IMAX, но в него мы вложили очень много усилий и нашего R&D.

Мы стремимся стать одной из наиболее быстроразвивающихся и крупнейших компаний в VR. На сегодняшний день разработчикам уже отгружено тысячи шлемов Acer Windows Mixed Reality сразу после анонса на конференции Microsoft. С этим продуктом мы постараемся быть первыми на рынке. Да, мы там будем не единственным вендором, но с лучшим предложением. Уже сейчас у нас есть и hi-end продукт, и VR для массового потребителя. И в виртуальной реальности мы видим огромный потенциал. Объем этого рынка составляет около 10 миллиардов долларов и это, конечно же, не только продажа очков, но также игры и т.д. В течение следующих пяти лет он увеличится до 200 миллиардов. Это большой потенциал. Кроме этого, мы используем технологии искусственного интеллекта и должны найти нишу, в которой они были бы актуальны. 

В завершение я хотел бы добавить еще пару слов и тут идеальным примером будет Россия. В плане корпоративных продаж у нас до сих пор были достаточно скромные результаты в сравнении с "большой тройкой" ПК-ведоров. Но нам все чаще удается заключить корпоративные сделки – я имею в виду договора со Сбербанком, "Почтой России", департаментом информационных технологий Москвы – это были достаточно крупные тендеры.

Для нас это прекрасный результат, поскольку наша компания на этом рынке все еще относительно мала и для нас есть много возможностей для развития. Россия для нас важный рынок, который к тому же начал восстановление. Да, по сравнению с другими рынками в России несколько лет назад очень резко упали продажи ПК, но сейчас можно быстро наверстать упущенное. В прошлом году мы запустили игровую линейку Predator и есть все основания считать, что уже в этом квартале Россия войдет в тройку стран-лидеров по продажам в регионе EMEA.

Беседовал Дмитрий Бевза

Актуально по теме